Во Владимирской области в День Памяти всем блокадникам вручили подарки

1 мес назад 22

Коротко о событии: 27 января в рамках проведения Всероссийской акции памяти, приуроченной ко Дню полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, сотрудники службы соцзащиты во всех городах и районах области навестили ветеранов-блока…

Все права на текстовые и фото материалы из новостного релиза «Во Владимирской области в День Памяти всем блокадникам вручили подарки» принадлежат его авторам.



27 января в рамках проведения Всероссийской акции памяти, приуроченной ко Дню полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, сотрудники службы соцзащиты во всех городах и районах области навестили ветеранов-блокадников.

Сегодня во Владимирской области живут 123 участника тех событий. Из них 42 человека – во Владимире, 24 – в Коврове, 15 - в Муроме, 8 – в Вязниках. 

Поздравление, внимание и подарки были приятны всем. 84-летняя художник - реставратор Лола Васильевна Анисимова, про которую мы уже рассказывали на страницах нашей газеты, отметила памятный день в семейном кругу. В феврале 1942 года их с мамой вывезли по «дороге жизни», проходившей по Ладожскому озеру. А до этого голодали. Особенно трудно было с конца сентября 1941 года. Семья жила на Петроградской стороне, возле Черной речки, в двухэтажном деревянном доме. 

- Хлеба мне как ребенку и маме как иждивенке, выдавали по 125 граммов в день, - вспоминает Лола Васильевна. – Мама стала ходить на рынок и обменивать вещи. Одежду меняла на жмых и дуранду. Варила кисель из столярного клея и разбавляла олифой. Помню, как у меня жутко болел живот от этого варева. А согревались печками-буржуйками…

По улице, на которой они жили, переправляли покойников на Серафимовское кладбище. Трупы возили обнаженными и сваливали их, не закапывая. Маленькой Лоле казалось, что это везут на санях больших кукол. Во время артобстрелов она пряталась в траншеях. Однажды девочку засыпало землей от разорвавшегося рядом снаряда… 

Лола Васильевна по-прежнему, даже с одним видящим глазом, рисует блокадный Ленинград. К сожалению, офтальмологическую операцию в этом году ей помешал сделать коронавирус. Но Лола Васильевна не теряет оптимизма. «Все мои воспоминания – в рисунках и записях!» - сказала она мне на прощание. 

У Валентины Ивановны Песковой навсегда остались в памяти дни блокады. Ей было 11 лет. 

- Топили печку-буржуйку - рубили мебель, стулья, - вспоминает она. - Когда топить стало нечем, мы полезли в здание киностудии Ленфильм, которое располагалось по соседству. Каково было наше изумление, когда увидели, что в здании никого нет и его некому охранять. Город вымер!

В марте слег брат и умер от голода. Вскоре после этого не стало и моего крестного брата, работавшего на оружейном заводе. Он был высокий, под два метра ростом, всегда заботился обо мне, баловал. Тяжело было смотреть, как он теряет силы. Умерли оба на моих глазах. Братишку мы с девочкой-соседкой завернули в одеяло и отвезли на санках к Пискаревскому кладбищу. Жить эта девочка перебралась к нам, потому что осталась одна - ее мама тоже умерла от голода, а в квартиру попал фугасный снаряд.

Страшно было! В нашем доме было три этажа и шесть коммунальных квартир. Помню, как мы боялись выйти из квартиры - выйдешь, а на лестнице валяется покойник. Перешагиваешь через него и идешь дальше...

Мама Валентины умерла на ее глазах в поезде, на который их посадили после переправы через «дорогу жизни». Ее забрали на станции, чтобы похоронить в братской могиле. А Валя осталась в дороге одна, с большим узлом вещей. К счастью, в детский дом не попала. У ее отца было шестеро сестер. И Валя вспомнила адрес одной из теток. Ей дали в сопровождение милиционера и разрешение проехать до станции Кострома…

Аза Григорьевна Завьялова, ей 83 года, возглавляет общественную организацию блокадников г. Владимира. Она ребенком перенесла всю блокаду и, как только начали ходить поезда, бабушка вывезла ее в Ярославль. 

- Многие истощавшие люди умирали в дороге, - рассказывает Аза Григорьевна. – Нас с бабушкой сразу отправили в больницу. Она умерла на следующий день, и ее накрыли серым одеялом. Я осталась одна. И спасло меня редкое имя. Мама разыскала и приехала за мной, хотя врачи и говорили, что я умираю. Увезла в Кострому. 

Мама выходила ее и обрадовалась, когда дочка начала сама стоять, цепляясь за подоконник. 

После окончания школы Аза вернулась в Ленинград, где у нее осталась тетя. Она окончила институт культуры и стала библиографом. Работала в библиотеке, а какое-то время и в театре кукол. Потом муж увез ее на Сахалин, в самый северный город Оху. С 1977 года семья Завьяловых обосновалась во Владимире. Однако дочь и внуки сейчас живут в старой квартире в Санкт-Петербурге. Той, самой, где она пережила блокаду…

В январе прошлого года Аза Григорьевна была приглашена в Санкт-Петербург на съезд Международной ассоциации общественных организаций блокадников. Он проходил в Смольном, а в концертном зале на пл. Восстания для участников съезда была организована грандиозная праздничная программа. 

Для тех немногих, кому удалось преодолеть нечеловеческий голод, холод, разруху и безысходность, день полного снятия блокады Ленинграда - это большой праздник. В знак признательности и уважения сотрудники соцзащиты вручили всем ветеранам поздравительные открытки и сладкие подарки, пожелали доброго здоровья, деятельного долголетия, благополучия и счастья.

Ранее мы сообщали: Владимирские музейщики нашли открытку времен Великой Отечественной войны

Читать источник новости